Тілдік нұсқа
Радио

мақала

Рустем Сыздыков: Необходимо запретить все нетрадиционные деструктивные вероучения в Казахстане
15 маусым, 2016 жыл 773 Басып шығару нұсқасы

События в Актобе это не что иное, как акт террора против легитимной власти, демонстрация неповиновения и устрашения с целью запугивания и оказания влияния на общественное мнение, считает заместитель председателя Центра помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений «Нұрлы білім», член РИПГ при ДУМК Рустем Сыздыков и предлагает законодательно запретить все нетрадиционные деструктивные вероучения на территории Казахстана - Zakon.kz.

 

- Рустем Маликович, усилят ли события в Актобе исламофобию в Казахстане?

 

- Однозначно, в свете последних событий истерия по исламофобии получит новый виток. Анализ трендов показывает, что мировые и отечественные медиа ресурсы навязывают стереотип, что ислам – религия террора, хотя ислам является религией, призывающей к миролюбию и терпимости. К сожалению, действительность такова, что неосведомленные в религиозных вопросах слои населения будут судить об огромной общине традиционных мусульман по поступку группы людей, которые относят себя к исламу, но на самом деле являются последователями нетрадиционного радикального течения «салафия-ваххабия».

 

Некоторые граждане негативно относятся к внешним признакам религии ислам - наличие бороды, хиджаба и так далее, но смею заверить, это происходит лишь по причине отсутствия знаний основ традиционной религии.

 

- Что движет радикалами, чего они добивались?

 

- По имеющейся информации, буквально за несколько дней до теракта в Актобе в интернете появилось обращение от аль-Аднани - правой руки псевдохалифа аль-Багдади, призывающего вести «джихад» не только на территории Сирии и Ирака, но и при отсутствии возможности выезда за пределы своего государства - развязывать насильственные действия в странах проживания.

 

Подобные события происходят не впервые, в 2011-2012 годах серию терактов в Казахстане спровоцировали призывы радикальных салафитских лидеров, таких как Абу Мунзир аш-Шынкити (возможно виртуальный) и Абу Аниса - казахстанца, принимающего участие в боевых действиях против правящих режимов Сирии и Ирака. Этими молодыми людьми движут исключительно религиозные чувства и порывы, но они у них являются искаженными, ведь в процессе религиозно-идеологической обработки произошла полная идеологическая трансформация их сознания, подменены ценностные ориентиры, установлена ложная программа по скорому достижению «вечной жизни в Раю». После такой обработки, любой, даже самый образованный и интеллигентный человек пойдет на все ради «достижения Рая», вплоть до самоподрыва и убийства невинных людей. По их понятиям, это тот случай, когда цель оправдывает средства, они верят, что такими действиями приносят пользу обществу.

 

Вместе с тем, события в Актобе это не что иное, как акт террора против легитимной власти, демонстрация неповиновения и устрашения с целью запугивания и оказания влияния на общественное мнение. Поверьте, ничего особенного в актюбинском регионе нет, такое могло произойти в любом другом регионе страны, ведь течение «салафия-ваххабия» распространено по всему Казахстану без исключения.

 

- Неужто актюбинский регион ничем не отличается от других регионов?

 

- Абсолютно ничем. Там так же, как и в других областях распространены различные деструктивные организации, в том числе радикальное течение «салафия-ваххабия».

 

- Чего не достает для борьбы с радикализацией общества?

 

- Начну с того, что наше население в большинстве своем религиозно безграмотное, проявляет полнейший нигилизм по отношению к религиозному просвещению. А ведь каждый гражданин должен знать, в чем заключаются концепции традиционных религий и чем они отличаются от деструктивных течений.

 

Наряду с этим, многие религиозные деятели - религиоведы, исламоведы, политологи, разного рода эксперты - не обладают достаточно глубокими религиозными знаниями. Поэтому необходимо повышать религиоведческую грамотность населения, это поможет сформировать толерантное, миролюбивое, гуманное религиозное сознание и иммунитет против агрессивной радикальной идеологии деструктивных течений.

 

Во-вторых, по опыту ряда стран, нужно законодательно запретить деятельность таких течений. Так, еще в 1999 году в России, в частности в Дагестане вступил в силу закон о запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на их территории. Через десять лет в Таджикистане Верховный суд признал деятельность религиозно-фундаменталистского течения «Салафия» незаконной и своим решением запретил ее деятельность на территории страны. Подобные законодательные акты имеются и в Чечне, Узбекистане, Ингушетии.

 

- Какие методы вербовки используют экстремисты и каков возрастной состав потенциальных радикалов?

 

- Социологический портрет потенциальных жертв идеологической обработки не меняется, это все те же молодые люди 17-30 лет, не имеющие основ религиозных знаний. Лидеры деструктивных течений преподносят им радикальную идеологию как абсолютную истину, причем в такой доступной форме, что все это воспринимается новобранцами без малейшей критики и сомнений. Происходит это путем искаженной интерпретации некоторых коранических аятов, которые вербовщики намеренно трактуют в радикальном формате салафитских ученых петрогосударств Персидского залива (Саудовская Аравия, Египет), чтобы сформировать у адептов неправильное вероубеждение (акида) и в последующем манипулировать сознанием ничего не подозревающих верующих.

 

Популярные казахстанские лидеры деструктивных псевдорелигиозных течений (ДПРТ) занимаются культурно-духовно-нравственной переориентацией своих адептов на экстремистски настроенных радикальных ученых, таких как шейх Солих Фаузан, Усеймин течения «салафия-ваххабия». Искусственно популяризируя, динамично продвигая в религиозное сознание казахстанской молодежи ученых, функционирующих в идейных центрах стран Персидского залива, эти лидеры технологически осуществляют маргинализацию и последующую радикализацию представителей ДПРТ.

 

В свою очередь шейхи стран Персидского залива интерпретируют религиозные терминологии на свой лад, пропагандируют агрессивное отношение к светским законам, враждебность к правительству и неприязнь к государственной символике. Также призывают к выезду в зоны боевых действий и вступлению в бандформирования, целью которых, как известно, является ведение боевых действий против легитимных правящих режимов.

 

Искаженная буквальная интерпретация религиозной терминологии приводит к полной идеологической трансформации сознания верующих в вопросах акиды, разделения таухида, имана и деяний, куфра, мазхаба, масих и ширка, что в свою очередь приводит к полному отрицанию истории и опыта мусульманства казахского народа, равенства полов, свободы совести, всеобщей грамотности, к обвинению в неверии (куфре) традиционных мусульман Казахстана, порождает реакционно-утопические стремления возродить мусульманское средневековье.

 

- На что должны обращать внимание родители, чтобы не допустить радикализации своих детей?

 

- На то, когда ребенок начинает меняться как ментально, так и внешне. Когда в его речи появляются новые слова религиозного смысла. В целом неплохие слова, но часто повторяющиеся. Когда они начинают отращивать бороду, укорачивать брюки или кутаться в черное. Когда перестают проводить по лицу руками после молитвы или приема пищи, как это принято в нашем традиционном исламе и казахскими национальными обычаями. Когда начинают говорить, что смотреть телевизор – это харам, то есть грех, что нельзя учиться в светских учебных заведениях, что это кафирское учение, не нужное. Это все является признаками того, что ваш ребенок отходит от национальных моральных и религиозных традиций. А происходит это потому, что родные сами зачастую не знают основ традиционной религии. Поэтому нужно и самим быть религиозно грамотными и постоянно следить, где, от кого и какую религиозную информацию получают ваши дети.

 

- После терактов в Актобе уже в жесткой форме начал обсуждаться вопрос запрета салафизма в Казахстане. Как вы это расцениваете?

 

- Давайте для начала поясним, что такое традиционный ислам и что такое исламистский радикализм.

 

Традиционный ислам для казахстанских мусульман это та форма, которая исторически была принята нашим коренным народом, стала частью его национальной культуры, традиций, самосознания и мировоззрения, которая проповедует мирное сосуществование с представителями других религий, патриотизм и не ставит перед собой цели изменить политическое устройство страны.

 

Исламистский радикализм – совокупность проявлений крайних религиозных взглядов и противоправных действий, которые прикрывают и оправдывают извращенным вероучением. Радикалы, выступающие за изменение существующего государственного строя, манипулируют религиозными чувствами рядовых мусульман, жестко противопоставляя себя «неверным». Это исламистский радикализм.

 

Радикализация сознания происходит в два этапа. Первый – маргинализация, идеологическая религиозно-культурная трансформация, подмена ценностных ориентиров, идеологическая переориентация своих адептов на экстремистски настроенных радикальных ученых течения «салафия-ваххабия».

 

Маргинализация является первопричиной джихадизма и радикализма. Вспомним казахстанскую молодежь, которая на рубеже 2000-х годов воспитывалась на проповедях «умеренных» проповедников. Так вот, они оказались наиболее склонными к насильственным действиям и радикальным решениям.

 

Мирная ипостась ваххабитов-салафитов - это лишь начальный этап маргинализации и радикализации. Мировые религиозные эксперты по радикализации считают представителей «умеренных» салафитов завтрашними крайними радикалами. Данный феномен наблюдается повсеместно, когда умеренный салафит в дальнейшем становится агрессивным радикалом, способным на терроризм и насильственные действия.

 

Из бесед представителей ДУМК с родителями уехавших салафитов выяснилось, что они никоим образом не относились к крайним радикалам. Напротив, были умеренными, можно даже сказать, мирными салафитами-ваххабитами.

 

Второй этап радикализации – призыв к насильственным действиям, террору. Радикальные лидеры течения «салафия-ваххабия» открыто декларируют о необходимости для каждого мусульманина принимать участие в «джихаде», а некоторые из них напрямую призывают совершать его в своих странах.

 

- Как искоренить распространение столь опасных радикальных идеологий в Казахстане?

 

- Для этого нужно в законодательном порядке запретить деятельность не только течения «салафия-ваххабия», но и всех нетрадиционных деструктивных вероучений на территории Казахстана - нурсистов, сулейманистов, гюлленистов, коранитов, ахмадитов, псевдосуфии, неопротестантские течения и так далее. 

Сегодня, когда терроризм не обходит стороной и Казахстан, очевидно, какой вред национальной идентичности нашего народа принесли зарубежные миссионеры «чистого ислама». По мнению заместителя председателя Центра помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений «Нұрлы білім», члена РИПГ при ДУМК Рустема Сыздыкова, нам еще долго придется пожинать плоды их деятельности в нашей стране.

 

- Рустем Маликович, что такое салафизм-ваххабизм по своей сути?

 

- Исходя из заключений авторитетных мировых экспертов, это агрессивное практическое руководство к действию, опирающееся на культ насилия, примитивизация мировоззрения, упрощение понятийного аппарата, создание краткого цитатника, вырванных из контекста фраз священных текстов. Все это сделало салафизм-ваххабизм доступным для широких слоев населения. Получился суррогат религии, отличное орудие манипуляции сознанием людей, некий новый продукт, замешанный на религиозно-политических конструкциях.

 

Ваххабизм и салафизм - слова синонимы, как, например, нацизм и гитлеризм. Нацизм - это идеология, гитлеризм - название явления по фамилии человека, который эту идеологию претворял в жизнь. В нашем случае салафизм есть идеология, а термин «ваххабизм» произошел от имени человека, который эту идеологию претворял в жизнь - Мухаммада Абд аль-Ваххаба. Будучи международной, эта идеология в одних случаях действует как чисто религиозная и, спекулируя на религиозных свободах и свободе слова, например, в Казахстане, осуществляет вербовку, идеологическую индоктринацию членов, проводят уроки арабского языка, благотворительные акции. Затем образуют «спящие ячейки», а то и просто остаются индивидуальными «спящими моджахедами», которым власти из-за отсутствия законодательной базы не могут предъявить никаких обвинений. Но в определенный момент они используются в ведении боевых или подрывных действий на возникающих то тут, то там фронтах «глобального джихада».

 

События в Актобе стали поводом для аналитических высказываний со стороны различных казахстанских экспертов, среди которых явно прослеживаются неравнодушные апологеты салафизма-ваххабизма, которые своей псевдонаучной риторикой пытаются дифференцировать течение «салафия-ваххабия» на умеренных, миролюбивых пацифистов и радикалов. В своих заявлениях они обеляют своих «умеренных» протеже, а всю вину, конечно же, взваливают на плечи так называемых радикалов – такфиритов и хариджитов.

 

Вместе с тем, будучи экспертами, советниками уполномоченных органов в сфере религии, они технологически намеренно подвергают дезориентации руководителей этих органов при выработке стратегических и тактических задач по эффективному противодействию религиозному терроризму и экстремизму.

 

- К чему это может привести?

 

- Все это основная причина того, что сегодня казахстанские религиоведы, теологи и другие деятели, уполномоченные госорганы проводят борьбу лишь с последствиями, так и не найдя источники проблемы непосредственно самой маргинализации – идеологической обработки. Такие подходы в борьбе с терроризмом не работают на опережение и проведение анализа потенциальных угроз безопасности Казахстана на стадии их зарождения. А ведь глава государства не раз говорил, что для эффективной борьбы с религиозно мотивированными терроризмом и экстремизмом необходимо ликвидировать их идеологическую основу.

 

После событий 2011-2012 годов муфтиятовская интеллигенция не раз предупреждала субъекты профилактики религиозного терроризма и экстремизма, что разделение салафитов-ваххабитов на умеренных и радикалов является ошибочным, оно отсутствует в научном дискурсе и может повлечь за собой цепь тяжелых для общества и государства последствий. Однако в свое время они не были услышаны.

 

- Есть мнение, что потенциальные радикалы не читают традиционных исламских книг, не слушают, игнорируют имамов и не считают себя приверженцами псевдорелигиозных течений, а, наоборот, считают себя правыми. Как достучаться до них? Как сделать, чтобы служители нашего духовенства, а не зарубежные проповедники стали для них авторитетом?

 

- Мировые лидеры деструктивных радикальных течений прилагают огромные усилия для того, чтобы очернить в глазах своих адептов представителей официальной духовной власти, их учение, литературу и так далее. У них под строжайшим запретом находится все, что касается сотрудников официального духовенства, их проповеди, книги, брошюры, уроки, собрания… Своим последователям лидеры радикальных течений преподносят их как заблудших нововведенцев, грешников и чуть ли не прислужников сатаны. При таком раскладе получается, что только они, лидеры радикальных течений, следуют прямому пути, пути истины.

 

Чтобы противостоять им, представителям духовной сферы необходимо повысить уровень религиозной, правовой, исторической грамотности, это позволит парировать в научном дискурсе любые попытки лидеров деструктивных течений оспорить постулаты традиционного ислама.

 

Надо признать, проблема салафизма-ваххабизма в Казахстане никуда не делась, она просто ушла вглубь, затаилась, перешла в другую форму. Радикальным исламистам было предложено не позиционировать себя как салафитов-ваххабитов, ибо это не будет воспринято благожелательно. Сам термин «салафизм-ваххабизм» исчез из риторики некоторых религиозных «экспертов» и официальных лиц. Можно критиковать таблиги жамагат, а салафитов-ваххабитов – нет. А такие проблемы, как правило, имеют свойство выстреливать.

 

Салафиты-ваххабиты начинают маскироваться под ханафитов, то есть мусульман-традиционалистов, но идеологические убеждения у них остаются теми же самыми. Некоторые лидеры салафитов-ваххабитов прекрасно трансформировались в ханафитов-матрудитов, и теперь являются «компетентными» специалистами общественных объединений, осуществляющих профилактические мероприятия по противодействию религиозно мотивированному экстремизму и терроризму. Вот уж точно пустили козла в огород…

 

- Чем опасно зарубежное религиозное влияние на практикующих казахстанских мусульман?

 

- Любое зарубежное религиозное влияние на казахстанских мусульман есть изначально опасное явление, поскольку происходит духовно-политическая переориентация казахстанцев на иностранных проповедников и заграничные религиозные центры, что стратегически несет угрозу безопасности государства. Казахстанские мусульмане должны ориентироваться на мечети Астаны, Алматы, но никак не на Москву, Эр-Рияд или Анкару. Практика показывает, что те граждане, которые отбывают наказание в местах лишения свободы по статьям, предусматривающим экстремизм, терроризм, а также выехавшие в места боевых действий - исключительно носители идеологии салафизма-ваххабизма. Уж поверьте, среди них нет ни одного приверженца традиционного ислама ханафитского мазхаба.

 

В целях сохранения межконфессионального и внутриконфессионального гражданского согласия, политической и социальной стабильности государства, населению страны необходимо следовать политике главы государства. Как известно, наш Президент все решения религиозных вопросов делегировал ДУМК (муфтият РК). В священном Коране Всевышний сказал: «О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаһу, повинуйтесь Посланнику и обладающим влиянием среди вас…» (ан-Ниса: 59). Обладающим влиянием среди нас, казахстанцев, безусловно, является глава государства Нурсултан Назарбаев. В свою очередь глава государства говорит: «Слепой фанатизм абсолютно чужд психологии и менталитету нашего миролюбивого народа. Он противоречит ханафитскому мазхабу, которого придерживаются правоверные Казахстана».

 

- Вывод: мы, мусульмане Казахстана, должны подчиняться своему Президенту во всех вопросах без исключения, а в религиозных вопросах следовать за муфтиятом?!

 

- Совершенно верно. Ведь у каждого народа есть свой президент и свой муфтият. К примеру, в Королевстве Саудовской Аравии есть свой король и свой муфтият. В Турции свой президент и свой и муфтият, в Пакистане и Индии свои президенты и свои муфтияты и т.д. И население данных стран следуют за своим президентом и муфтиятом. А у нас в объективной реальности получается, что часть практикующих религиозные обряды мусульман, в религиозных (политических) вопросах следуют не за президентом и муфтиятом, а за религиозными экстремистскими учеными Королевства Саудовской Аравии, Турции, Пакистана, Индии… Это и есть генезисная причина маргинализации и последующей радикализации части мусульман.

 

Псевдоханафиты в лице салафитов-ваххабитов в вопросах вероучения являются антагонистами величайших ученых ханафитского мазхаба, призывавших подчиняться главе государства. Салафиты-ваххабиты не следуют ханафитскому мазхабу, однако при этом пытаются сформировать общественное мнение, мол, они «мирные» «гуманные» «ханафиты», не выступающие против политики Президента.

 

К сожалению, приходится констатировать, что естественный духовный порыв мусульманского населения к своей религии был использован приверженцами ДПРТ из зарубежных стран, ставивших перед собой цель духовно переориентировать часть казахстанских мусульман на зарубежные религиозные центры. Подобные политические цели в долгосрочной перспективе должны были привести к превращению части мусульман Казахстана в «пятую колонну» в собственной стране и включить эту территорию в глобальный геополитический передел Евразии.

 

Резюмируя сказанное, хотел бы отметить, что зарубежные проповедники в Казахстане, пик деятельности которых пришелся на конец ХХ - начало ХХI века, являлись проводниками нетрадиционных для казахского народа течений зарубежного ислама радикального толка. Проникшие в Казахстан под видом врачей (Раббани), преподавателей арабского языка, авторитетных ученых-богословов (Ш. Аляутдинов, Э. Кулиев, А. Ниязи, В. Порохова и др.), финансируемые зарубежными благотворительными фондами, иностранные миссионеры стали основной причиной распространения религиозного радикализма среди казахской молодежи. Сегодня, когда терроризм не обходит стороной и Казахстан, очевидно, какой вред национальной идентичности нашего народа принесли зарубежные миссионеры «чистого ислама». Нам еще долго придется пожинать плоды их деятельности в нашей стране…

 

Торгын Нурсеитова

Пікірлер

Поле не должно быть пустым!
Комментарий отправлен на модерацию.
    бас мүфти блогы бас мүфти блогы

    Күнтізбе

    Жоғары